Винс Картер

О величии и обыденности, жертвенности и ответственности

Что если бы он действительно хотел стать лицом Лиги? Что если бы он понял, какой талант ему дал Бог? Что если бы он тренировался хотя бы наполовину так же маниакально как Брайант? Что если бы он и Трэйси остались одноклубниками навсегда?

Когда я думаю о Винсе Картере, в голове сами собой проносятся все эти вопросы. Его жизнь полна недосказанности. С одной стороны - он парил над соперниками, не касаясь ногами паркета, и влюблял в баскетбол целые страны, а с другой вся его карьера укладывается в вопрос «что если?» и приставку «полу-…» . Half Man, Half Amazing.

Баскетбольная граница

Мальчик задал этот вопрос всего дважды. Один раз папе, второй маме. Семилетний Винс хотел понять, почему его родители больше не могут жить вместе и должны развестись, он хотел понять есть ли в этом его вина. Винс-старший и Мишель только пожимали плечами, бормотали себе под нос что-то невнятное и, каждый по очереди, поцеловали сына. «Учись жить с этим», - сказал ему мама. Винс Картер-младший так и сделал, он никогда больше не спрашивал, почему его семья распалась.

«Я не знаю как я справился со всем этим (разводом родителей), - говорил в интервью Картер. – В какой-то момент я просто отпустил все, решил, будь что будет».

Дейтона-Бич, небольшой городок во Флориде, знакомый всем любителям гонок NASCAR и американским студентам, которые любят проводить здесь весенние каникулы. 26 января 1977 года, в этом солнечном уголке США, в семье, принадлежащей верхушке среднего класса, родился Винс Картер-младший.

«Это не Майами и не Орландо, здесь жизнь течет немного медленнее» - делился впечатлениями о своем родном городе Картер.

Маленький Винс, в отличие от многих игроков НБА, рос в обеспеченной семье, не гулял по злачным районам и не водил дружбы с неблагоприятными компаниями. Вместо этого он много времени уделял урокам, игре в баскетбол и репетициям в составе школьного оркестра. Картер-младший беспрекословно слушался маму и после развода начал называть папой нового мужа Мишель – ее коллегу Гарри Робинсона, преподавателя с тридцатишестилетним стажем. Все вокруг называли Винса очаровательным храбрецом, который не доставляет маме и отчиму проблем, а, наоборот, всегда старается уйти от конфликта.

«Винс изо всех сил избегал любой конфронтации, - рассказывал Робинсон. – Доходило до того, что я говорил ему: «Так нельзя, ты должен отстаивать свое мнение хоть иногда», а он мне в ответ: «Да какая разница, мне все равно». Картер-младший просто жил день за днем, надеясь, что все устроится само собой.

Отношения Мишель и Винса-старшего после развода трудно было назвать дружескими. Бывшие супруги ссорились из-за несвоевременно выплаченных алиментов и того, что отец не проводит время с сыновьями, у них был еще один общий ребенок, младше Винса на четыре года, его брат – Крис. Как упоминал Гарри Робинсон: «Я верю, что Картер думает о своих сыновьях и хочет для них самого лучшего, но он слишком часто находит причины не проводить с ними время».

Мишель была менее дипломатична в своих высказываниях и в открытую называла бывшего мужа плохим родителем: «Гарри был для моих мальчиков большим отцом, чем Винс-старший. Он (Робинсон) водил их в Диснейленд и на рыбалку, разговаривал с ними и пытался помочь пережить бракоразводный процесс».

Сама мама Картера была его главным советчиком и другом (она по сей день является деловым партнером сына и главой его благотворительного фонда). Мишель Картер внимательно следила за сыном и не стеснялась вести себя властно. Мать запрещала Винсу общаться с отцом, без сомнений забирала ключи от машины, как только школьные оценки сына хоть немного ухудшались и постоянно держала руку на пульсе жизни своего мальчика.

«Я никогда не относилась к нему как к суперзвезде, - говорила Мишель в интервью в 2007. – Я видела так много этих «НБА мам и пап», которые больше похожи на марионеток своих детей – из-за денег, которые в один момент падают на голову их сыну. Конечно, Винсу повезло, что он получает такие огромные суммы, но это не дает ему право не слушаться моих советов. Мне не нужно много денег, я могу жить скромнее и он знает об этом. Я всегда буду для него, прежде всего, матерью и он должен помнить, что я главнее его».

Винс уважал отчима, был близок с матерью и, несмотря ни на что, хотел сохранить хорошие отношения с отцом, хотя самым ярким воспоминанием об их совместном досуге был случай, о котором он сам и не помнил.

Картер-старший вместе со своим братом, Оливером Ли, стояли над колыбелью новорожденного Винса. Немного поулыбавшись малышу, братья решили устроить для него представление, они начали перебрасывать друг другу баскетбольный мяч, разойдясь по разные стороны манежа. Младенец лежал и видел, как мяч летает туда и обратно, то выше то ниже, совсем близко, для него это было настоящим волшебством. В тот день Винс Картер-младший впервые познакомился с баскетболом и в последний раз был по-настоящему близок с папой.

К сожалению для мальчика, после того радостного дня они с отцом больше не проводили много времени вместе. Папа не принимал активного участия в развитии сына и не особо интересовался его жизнью. В отличие от Картера-старшего, Ли пропитался большими отцовскими чувствами к Винсу.

Оливер вступил в баскетбольную команду университета Маркетта и именно он подарил племяннику его первый мяч, когда тому было два года. Ли брал маленького Винса с собой на тренировки и рассказывал ему все об игре, они вместе бросали по кольцу и много смеялись. Благодаря всему этому Оливер Ли стал первым кумиром Винса, в его глазах он был тем человеком, на которого ему хотелось равняться: внимательным, заботливым и любящим, он был настоящим папой. Вдохновленный дядей Винс Картер всерьез заинтересовался баскетболом.

Но, помимо положительного примера Оливера, Винс так сильно увлекся баскетболом потому, что тот стал для него возможностью отвлечься от постоянной балансировки между матерью и отцом.

Он никогда не жаловался и никому не рассказывал, как тяжело найти нейтральную границу между разведенными родителями. Картер-младший хотел быть хорошим для всех, хотел дружить с мамой, папой и отчимом. Хотел сделать всех их счастливыми. Но как часто бывает, каждый из родителей пытался перетянуть внимание мальчика на себя и внушить ему свои обиды на другого.

Винс пытался заглушить эти разговоры музыкой. Он играл на духовых в группе, которой руководил его отчим, а также был главным барабанщиком в оркестре своей школы.

Все это не помогало, вскоре он понял, что есть только одно место, где он может не думать ни о чем и ни о ком, где все сводиться к мерному, успокаивающему стуку.

«Когда все шло наперекосяк, я отправлялся в спортзал – просто стучал мячом по паркету и бросал по кольцу, снова и снова. Все негативные эмоции, все разочарование, я отпускал их в этот момент. Даже когда я не попадал броски, я не злился, а наоборот ощущал облегчение от того, что нужно еще потренироваться. Я проводил так часа два или три. И после нескольких тысяч попыток чувствовал себя лучше, весь негатив уходил. А значит, можно было идти домой», - так Винс Картер описывал свои ощущения от тренировок в пустом зале после очередной ссоры отца и матери.

Солнце и тень

Помимо терапевтического эффекта упражнения в зале также развивали врожденный баскетбольный талант Картера-младшего.

Любимым игроком НБА Винса Картера был Джулиус Ирвинг и, вдохновленный своим кумиром, он сделал первый данк в одиннадцать лет, при росте 172 сантиметра, во время матча за свою начальную школу «Дейтона-Бич».

После начальной четырнадцатилетний Винс решил идти в старшую школу «Меинленд Хай Скул». В тот период своей жизни Картер начал восхищаться игрой Майкла Джордана. Он был настолько поражен Его Воздушеством, что хотел взять себе двадцать третий номер в новой команде. Однако мама и отчим посоветовали ему отказаться от этой идеи и взять себе другой номер, чтобы прославить его собственным именем, а не пытаться угнаться за кем-то другим и просто быть собой. Винс прислушался к родным и взял себе пятнадцатый номер.

Никто в «Меинленде» не играл в баскетбол так хорошо, как это делал Картер. Помимо явного таланта, он был на голову выше всех своих сверстников, как в прямом, так и переносном смысле. При поступлении в школу, Винс уже обладал ростом 183 сантиметра. Благодаря этому, своему атлетизму и невероятной прыгучести, он вылавливал любой мяч, чтобы затем сделать зубодробительный данк. Часто школьные соперники просто не понимали, как опекать парня, который может не касаться ногами паркета.

В сезоне 1993-1994, тренер «Меинленд Хай Скул» Чарли Бринкерхофф, который по совместительству был школьным учителем истории, решил передвинуть Картера, рост которого к тому времени составлял уже 196 сантиметра, с его на тот момент родной позиции защитника на место форварда. Этот ход позволил освободить Винса от функций разыгрывающего и направить всего его силы на набор очков и собирание подборов. После того как некоторое время ушло на притирку к новому месту на баскетбольной площадке, Картер начал играть еще более уверенно и вписал тот сезон в историю школы, как один из лучших. Он набирал в среднем 25 очков, 11 подборов, 2 передачи за игру. А его команда закончила сезон с показателем тридцать побед при двух поражениях.

Во время матча против «Джексонвилля» тренер решил показать всей стране насколько хорош может быть Винс. Он дал установку своей звезде бросать по кольцу каждый раз, когда появится хоть малейшая возможность. Следуя инструкции, Картер закончил первую половину встречи с тридцатью пятью очками в активе, после финального свистка на его счету было сорок семь очков и тринадцать подборов. «В тот вечер я чувствовал, что попаду любой мяч, откуда угодно», - вспоминал Винс Картер о том матче.

«Меинленд» был в числе лучших школьных баскетбольных команд США. Картер был хорош не только на паркете, но и за школьной скамьей, его средний бал по всем предметам был В (твердая четверка) или выше. Как будто этого было мало, он еще и написал песню, которую играли в большом перерыве матчей его школьной баскетбольной программы. Винс был самым популярным парнем в школе, все вокруг были в восторге от юного дарования. Казалось, что для этого парня просто нет невозможного.

Картер не обращал особого внимания на местную шумиху вокруг себя. Он просто играл в баскетбол и получал от него удовольствие. Самыми счастливыми днями для него были те, когда на матчах его команды, несмотря на открытую вражду друг с другом, присутствовали мать и отец.

Они никогда не сидели вместе или даже близко, но, несмотря на это, сердце юного Винса всегда приятно сжималось, когда он видел Мишель на трибуне за кольцом и Винса-старшего на противоположной. Мама Картера была очень недовольна тем, что ее сын лично приглашал отца на матчи. «Он просто думает, как бы быть поближе к твоим будущим деньгам», - говорила Мишель своему мальчику. «Меня это не волнует. Я просто хочу, чтобы ты и папа и Гарри увидели, как я хорошо играю и искренне порадовались за меня и за себя, забыв о вражде», - отвечал ей Винс. Но скоро мама добилась своего и Картер-младший перестал общаться с отцом, сделал вид, что его биологический папа исчез, есть только Мишель и Гарри.

Школьная пора заканчивалась, Картер был местной суперзвездой и сверхпопулярным тинэйджером, все в один голос кричали, что он был готов к переходу на новый уровень. После сезона 1994-1995, он был назван «Mr. Basketball» штата Флорида и входил в топ юных баскетбольных дарований по версии «USA Today» и «Parade Magazine», а также был в числе «McDonald’s All-America Team». Болельщики надеялись, что паренек выберет колледж родного штата и продолжит радовать всех своей красочной игрой.

Мама и отчим поддерживали Картера в его стремлении стать профессиональным баскетболистом. Мишель принимала активное участие в принятии решения о выборе высшего учебного заведения и вся была погружена в размышления о перспективах Винса.

За всеми этими успехами и приближающейся славой старшего сына, все забыли о Крисе.

Оба брата выросли с баскетбольным мячом в руках. Нередко их баталии на асфальтовых площадках Флориды заканчивались кулачными боями друг с другом. Крис воспринимал баскетбол еще серьезней чем Винс, но ему банально не хватало таланта. После начальной школы он, также как и брат, пошел в «Меинленд Хай Скул», но там не добился высоких результатов и признания. В то время как майка Винса Картера висела в рамке, в шкафу с трофеями школы, Крис раз за разом слышал о том, что он совсем не так хорош как его брат. Мишель пыталась показать Крису, что он ничем не хуже. Она дарила ему подарки на дни рождения Винса, чтобы тот не чувствовал себя обделенным вниманием.

«Люди не позволили Крису быть Крисом, - опустив глаза рассказывала Мишель Картер. – Если бы он просто сидел молча, он все равно делал бы это хуже Винса. Если он набирал 24 очка против «Оранж Парк» ему сразу припоминали, что брат набрал 28 очков в аналогичном матче».

К сожалению, сравнения не заканчивались на баскетбольной площадке. Школьный учитель по литературе использовал в качестве модели для написания стихотворений работу Винса Картера. Когда Крис сдал свое творение, учитель пробежал по ней глазами и разочарованно вздохнул. Младший брат везде натыкался на образ Винса, ему казалось, что тот нависает над ним своим величием.

«Итак, я Крис, - продолжала свой грустный рассказ Мишель. – И, на мой взгляд, я во всем должен быть похож на своего брата, ведь он всегда знает все правильные ответы и принимает только правильные решения. Все обожали Винса. Это было сумасшествием, в школе считали, что он чуть ли не Второе пришествие Христа».

Винс Картер старался поддерживать брата. Он звонил ему и постоянно был на связи, даже когда был в выездном турне со своей командой НБА. Винс не хотел Крису ничего плохого и любил его. Но также он понимал, что в погоне за всеобщим счастьем он забыл о младшем брате и высоте заданной планки.

Крис вырос, думая как ему превратиться в Винса, он пытался пробиться в НБА, но вместо этого попадал только в неприятности. Он девять раз задерживался полицией по разным обвинениям, последний раз его задержали за хранение кокаина.

Крис так и не понял, как ему быть просто Крисом, а не вторым Винсом Картером, ни в юности, ни в дальнейшем. Пока один брат сиял и был любимцем публики, другой все глубже погружался в собственное бессилие.

The Chosen One?

Баскетбольные успехи на школьном уровне не остались незамеченными и, как следствие, после окончания «Меинленд Хай Скул», Винс получил приглашение от семидесяти шести различных колледжей. Он выбрал Университет Северной Каролины, альма-матер самого Майкла Джордана. Вместе с Картером новичком этого ВУЗа стал Антуан Джеймисон, он и Винс должны были стать главными звездами той команды.

Школьная слава добралась до кампуса университета гораздо раньше самого Винса Картера. Когда он впервые приехал в свое новое учебное заведение, то с удивлением обнаружил, что по территории ходят студенты в джерси местной команды с номером пятнадцать и его именем. «Какого черта здесь происходит? Я ведь еще даже не выходил за них на площадку и только переступил порог колледжа», - так описывал свои чувства от увиденного Картер. Многие учащиеся узнавали его и подходили поздороваться, они пристально смотрели на Винса и с улыбкой заявляли: «Ты наш новый Бог!». Поначалу от всего этого Картеру становилось не по себе, но скоро он привык к божественному статусу.

После школьных фанфар дебютный сезон в NCAA Картера вышел скомканным и неоднозначным. С одной стороны: слабая результативность, Винс набирал всего 7.5 очков и 3.8 подборов за матч и проводил на паркете всего около 17.9 минут. А с другой: серия ярких эпизодов, легкость в движениях и регулярные авиарейсы над кольцом соперников приводили публику в восторг и позволяли называть Картера преемником двух лучших выпускников «Северной Каролины» - Джордана и Стэкхауза. Тренер той команды, прославленный Дин Смит, ожидал от своего звездного новобранца гораздо большего.

Проблема Винса была в том, что после выступлений за свою старшую школу, где все старались дать ему мяч и смотреть, что будет дальше, он вел себя слишком самонадеянно и слабо понимал, что баскетбол в колледже это совершенно иной уровень. Картер делал упор на индивидуальные действия, вопреки тренерской философии Смита. Баскетбольная система «Каролины» при Дине строилась на минимизации собственных ошибок и постоянной, слаженной командной работе. Поэтому во время выступлений Джордана за колледж никто до конца не знал насколько он все-таки хорош, ведь игровая философия тренера не показывала всю его индивидуальную силу.

Картер пытался взять на себя как можно больше бросков вместо того, чтобы двигать мяч для поиска наиболее открытого партнера. Ответная реакция от тренера последовала незамедлительно, Винса посадили на скамейку запасных, в стартовой пятерке его заменил атлетичный и старательный Адемола Окулайя. После этого решения Дина Смита дебютный сезон был потерян для Картера.

Поползи слухи о том, что Винс хочет покинуть свое учебное заведение в связи с конфликтом между игроком и тренером, сам баскетболист отрицал такие предположения. Он задумался о своей игре и о том, как много ему еще предстоит узнать и научиться. И тут, как нельзя кстати, раздался телефонный звонок. Винс Картер не мог в это поверить, но на другом конце провода к нему обращался Майкл Джордан, тот предлагал молодому баскетболисту принять участие в его местном тренировочном лагере. Картер не задумываясь дал согласие.

Ежедневная работа рядом с Майклом была лучшей баскетбольной школой, которую только можно было получить. Джордан как раз добыл свой четвертый чемпионский перстень после почти двухлетнего отсутствия в Лиге и был полон энергии и любви к баскетболу, по словам Винса это чувствовали все вокруг. Картер подпитывался энергетикой, радостью и духом соперничества Майкла Джордана, Винс увидел, что значит быть суперзвездой НБА и понял, как он далек от этого эталона. В том лагере Винс Картер одним из первых приходил в зал и уходил в числе последних. Его старый метод снова работал, он тренировался, пока мысли в голове не приходили в порядок. Винс отпустил неудачи прошлого сезона и был полон решимости отвоевать место в старте и показать себя во всей красе в новом году.

В сезоне NCAA 1996-1997 тренер и партнеры быстро поняли, что игра Картера серьезно изменилась. В нападении он больше не был похож на инородный элемент в выстроенной системе, при этом никуда не исчезли полеты над площадкой. В защите его работа ног и старательность были лучше, чем когда-либо до этого.

На второй год в студенческом баскетболе Винс смог дать тренеру то, чего тот хотел, он стал настоящим лидером университетской команды. В первых десяти играх того сезона он набирал 13.4 очков в среднем и вместе с партнерами добыл девять побед подряд. Значимость Винса Картера лишний раз подчеркнули три следующих поединка, которые он пропускал из-за повреждения бедра, все три игры «Северная Каролина» проиграла.

Дин Смит вернул Винса в старт. И Картер сполна оправдал доверие тренера. Он играл со страстью и целеустремленностью, поднимал публику со своих мест яркими данками и неожиданными трехочковыми, но при этом не выпадал из общекомандного рисунка и плана на игру.

После регулярного сезона, который команда закончила с показателями 24-6, в первом раунде на выбывание «Северная Каролина» легко разобралась с командой «Фейрфилд», во втором обыграла с разницей в семнадцать очков «Колорадо». После этого были повержены «Золотые медведи из Калифорнии» и «Луисвилл». В каждом из этих четырех матчей Винс Картер отмечался эффектными действиями и небывалым упорством в защите, практически всегда опекая самого опасного оппонента.

К сожалению для Картера и Ко этот прекрасный чемпионский забег закончился полуфинальной игрой против будущих чемпионов из Аризоны, главными звездами которых были Майлз Саймон и Майк Биби. «Каролина» проиграла 58:66, Винс провел отличную игру, набрал больше трети общекомандных очков, но этого оказалось недостаточно.

В следующем сезоне, 1997-1998, перед баскетбольной командой «Северной Каролины» стояла только одна задача – добыть победу в NCAA. Главным изменением и шоком для всего университета стала новость о том, что после тридцати шести лет в качестве ассистента и главного тренера Дин Смит решил уйти на покой. Тренера заменил его ассистент Билл Гутридж. Многие игроки, в том числе и Картер вздохнули с облегчением узнав о таком назначении. Смит был для ребят словно отец, поэтому к Гутриджу относились как к любимому дядюшке, команде удалось сохранить теплую семейную атмосферу с помощью такой рокировки.

«Каролина» стартовала в том чемпионате с семнадцати побед подряд. Дуэт Картер-Джеймисон был главной движущей силой команды и регулярно выдавал красочное шоу. Эти двое были убийственной связкой форвардов. Процент попаданий с игры у обоих был за шестьдесят, оба приводили зрителей в восторг своим собственным данк-шоу и при этом прилично попадали дальние броски. Винс, к тому же, был самым универсальным защитником своей команды. Иногда он опекал разыгрывающих, а иногда тяжелых форвардов. Талант, атлетизм и отличные физические данные стирали позиционные граница для Винса Картера, его невозможно было остановить в нападении, а в защите он упирался против любого оппонента.

После проигрыша «Мэриленду» в овертайме «Северная Каролина» победила еще в девяти матчах подряд. В итоге регулярный сезон команда закончила с показателем побед/поражений 30-3. Пусть к чемпионству был открыт.

В первом раунде плей-офф команда из Северной Каролины катком прошлась по «Морякам» 88:52. Зато во втором натолкнулась на ожесточенное сопротивление со стороны «Шарлотт», игра заканчивалась в дополнительное время, Картер каждый раз отвечал на попадание соперников собственным и, как итог, закончил поединок с двадцатью четырьмя набранными очками и итоговой победой для команды 93:83. В следующем матче против «Мичиган Стэйт» Винс записал на свой счет двадцать очков и десять подборов, которые помогли его команде выиграть со счетом 73:58. Потом был «Коннектикут», Картер смог отличиться лишь двенадцатью очками, зато полностью закрыл главного лидера соперников Ричарда Хэмилтона, 75:64 в пользу «Каролины».

«Северная Каролина» ведомая Картером и Джеймисоном возвращалась в финальную четверку, где их ждала встреча с «Ютой». Команда Винса считалась безоговорочным фаворитом этого противостояния и все эксперты прогнозировали ей легкую победу. Тем больнее было поражение 65:59. Картер набрал двадцать одно очко и пытался вернуть свою команду в игру, но в тот вечер игра шла только у него.

Второй подряд вылет в полуфинале огорчал Винса, но он наделся, что в следующем году его университет уже точно ничто не остановит, Картер поделился своими мыслями и ожиданиями от предстоящего сезона NCAA со своим другом и другой звездой команды Антуаном Джеймисоном. Но Антуан сказал, что с него хватит, и он собирается выставлять свою кандидатуру на драфте НБА 1998 года. Это заставило Картера задуматься о собственных перспективах.

Решение покинуть колледж далось Джеймисону легко, он понимал, что сделал себе хорошую рекламу и был готов двигаться дальше. Для Винса все было не так просто. Он любил жизнь в кампусе, он получал удовольствие от посещения занятий, ему нравилось быть всеобщим любимчиком и он был рад, что все вокруг счастливы от того, что он «вытворяет» на баскетбольной площадке.

Винс Картер спросил совета у мамы и отчима, у Дина Смита и Билла Гутриджа, все в один голос убеждали его прислушаться к себе и следовать за своей мечтой. Винс сам не верил в то, что собирается сделать, но он принял решение покинуть «Университет Северной Каролины» и выставить свою кандидатуру на драфт.

Чистое золото

Винс Картер приходил в Лигу в качестве стопроцентной суперзвезды, которую все любили. У него было все и даже немного больше, некоторые прогнозировали, что именно он станет лицом НБА после Майкла Джордана. От студенческих игр Картера захватывало дух, его тело и атлетизм как будто были созданы для популяризации баскетбола. У Винса был потенциал без видимых границ и весь талант мира.

В 1998 многие думали о Картере в таком ключе и активно присматривались к выпускнику «Северной Каролины», особенно напряженно смотрели в его сторону «Хищники из Торонто».

В 1995 Лига расширялась и старалась привлечь в свои ряды ближайших соседей, благодаря чему на баскетбольной карте появились «Торонто Рэпторс» и «Ванкувер Гриззлис».

Хотя баскетбол и был придуман канадцем, доктором Джеймсом Нейсмитом, никаких преимуществ канадским клубам НБА это не принесло. Баскетбольные успехи сборной страны были весьма скромными и на мировой спортивной арене канадцев знали как хоккейную нацию. Хоккей царил в Канаде, медиа-компании были ориентированы, прежде всего, на его показ, жители с гордостью называли себя лучшей хоккейной страной и безо всякой задней мысли отдавали своих детей в секции с клюшкой и шайбой.

В 1998 лучшим канадским баскетболистом считался Рик Фокс - ролевик. И нет ничего плохого в том, чтобы быть добротным ролевым игроком, но трудно вдохновлять огромную страну на просмотр баскетбольных матчей и развивать чуждый ей спорт, когда главная причина смотреть игру - это соотечественник, который возможно получит свои пятнадцать минут, во второй пятерке, а возможно нет. У канадцев не было фан-базы, которую можно было собрать вокруг местной супер-команды или вокруг супер-игрока в баскетбольной команде из Канады. Торонто и Ванкуверу не хватало героя, который влюбил бы людей в баскетбол.

Ночью 24 июня 1998 представители «Рэпторс» разговаривали со своими коллегами из «Голден Стэйт» по поводу Винса Картера. «Уорриорз» выбирали четвертыми, а «Торонто» пятыми. «Воины» хотели заполучить Винса Картера или Антуана Джеймисона, «Рапторы» хотели именно Картера. Канадцы остро нуждались в эффектной звезде, которая пробудит интерес к команде, и Винс для этого подходил как нельзя лучше.

Как только «Голден Стэйт» выбрали Картера, «Рэпторс» взяли Антуана. Сразу после этого генеральный менеджер «Торонто» Грегг Грюнвальд незамедлительно предложил калифорнийцам Джеймисона и пятьсот тысяч долларов за Винса. «Уорриорз», которые в одинаковой мере хотели и Картера и Антуана, посчитали такое предложение невероятно выгодным и с радостью приняли его. Таким образом, Винс Картер стал игроком «Торонто Рэпторс», уроженцу теплой Флориды предстояло отправиться на холодный, неизведанный, баскетбольный север.

Винс должен был стать больше чем игроком для своей новой команды. По данным американских телекомпаний, трансляции матчей «Рэпторс», в сезоне 1996-1997, имели меньший рейтинг и привлекали к экранам меньше людей, чем показ Вестминстерского дог-шоу в Нью-Йорке, с посещением домашнего стадиона дела обстояли не лучше. Молодому канадскому баскетбольному клубу нужен был символ светлого будущего, который подарит болельщикам радость и привлечет их на трибуны и к телеэкранам.

Помогать Картеру в этом должны были Чарльз Окли, Кевин Уиллис, Даг Кристи и Ди Браун, так выглядела стартовая пятерка «Торонто».

Обычно у игроков НБА есть время «притереться» к новичкам и задумкам тренера до начала чемпионата, во время различных подготовительных лагерей, но начало сезона 1998-1999 было отсрочено, а сам игровой год усечен с восьмидесяти двух до пятидесяти матчей из-за локаута.

В январе, когда сезон все-таки стартовал, многие команды «нащупывали» игровые связи на ходу и «Рэпторс» были одним из таких клубов. Ветераны и молодые игроки не всегда понимали, чего ждать друг от друга, тренер «Торонто» Буч Картер не знал, какую игру выдадут его парни в тот или иной вечер. В таких условиях все взгляды болельщиков были обращены на Винса.

Картер не стал затягивать с демонстрацией своих умений. В первой же игре НБА против «Бостон Селтикс» он завершил навес партнера мощным данком, а также набрал шестнадцать очков, которые помогли его новому клубу победить.

«Рэпторс» сыгрывались и строили игру вокруг своего сенсационного новичка. В марте 1999 «Канадцы» выдали лучший месяц по проценту побед за всю недолгую историю команды. Кульминацией успехов того месяца для клуба и Винса стала драматическая игра против «Детройт Пистонс», в которой Картер набрал семнадцать очков в последней четверти и привел свою команду к победе. Через несколько дней после этого Винс Картер был признан «Игроком недели в НБА», что было небывалой честью для новичка.

По итогам того сезона «Торонто» не удалось пробиться в заветную стадию на вылет, они закончили десятыми, но прогресс команды, с Картером в составе был колоссальным. Даже делая скидку на укороченный сезон, процент побед «Рэпторс» вырос с 19.5% до 46%, Винс стал самым результативным игроком своей команды с 18.3 очками в среднем за игру и вдобавок к этому был лидером «Рэпторс» по блок-шотам - 1.5. Однако влияние Картера на канадский баскетбольный клуб нельзя было оценить только цифрами. Винс старался брать на себя инициативу и, несмотря на наличие в команде ветеранов и более опытных игроков, часто исполнял решающие броски. Естественным окончанием первого года Картера в НБА стала награда «Новичок сезона», все деньги, которые причитаются победителю этой награды он отправил на счет «Меинленд Хай Скул».

И все это было прекрасно, но настоящим баскетбольным магнитом для фанатов стало постоянное заигрывание Винса с гравитацией. Когда бы и где бы не играли «Торонто Рэпторс», не важно выигрывали они или проигрывали, нарезка ярких моментов их поединков практически полностью состояла из одного Винса, при ее просмотре складывалось впечатление, что в тот или иной вечер он вовсе не приземлялся на паркет. Для болельщиков Картер стал данк-машиной, люди шли на матчи «Торонто» чтобы увидеть представление летающего Винса и он не подводил их. Фанаты не обращали внимания на другие составляющие его игры: прекрасный джампшот, хороший дальний бросок и упорную защиту. Толпа кричала и требовала очередного налета сверху на кольцо. За один сезон, с Винсом Картером в составе, «Рэпторс» полноценно нанесли себя на карту НБА и радовались, что их ставка сыграла так быстро. Ну, а Винс делал то, что старался делать всегда, пытался осчастливить всех вокруг.

Перед началом сезона 1999-2000, Картер провел лето в тренировочном зале. Все лето он улучшал свой бросок. «Я бросал, бросал, бросал, еще немного бросал, до тех пор, пока я не мог поднять мяч», - с улыбкой рассказывал о своих тренировках в 1999 Винс. За то лето он набрал четыре с половиной килограмма мышечной массы и заявил, что в новом сезоне его команда будет полноценным претендентом на главный трофей.

Кроме уверенности своего молодого лидера амбиции «Торонто» подтверждались изменениями в составе. Для укрепления защиты в Канаду прибыл Антонио Дэвис, чтобы лучше растягивать оборону противников ростер пополнил Делл Карри, а главное усиление пришло изнутри организации, большую роль получил Трэйси МакГрейди, дальний родственник Картера. Дуэт Винса и Трэйси стал настоящим кошмаром для всех соперников «Рэпторс».

Клуб стартовал с семи побед в десяти матчах. Картер был неудержим и с показной легкостью справлялся с бременем лидерства. Он отрабатывал на обеих сторонах площадки и набирал двадцать или больше очков в восьми из десяти тех матчей. Энергия, энтузиазм и талант Винса заряжали партнеров и привлекали все больше новых фанов к «Торонто». Вишенкой на торте начала сезона для «Рэпторс» стала победа над «Лейкерс», одной из лучших команд Лиги, с Шаком и Коби. Картер набрал тридцать четыре очка в том матче.

Винс не прекращал выдавать фантастические перформансы. Тридцать пять очков против «Рокетс», сорок семь в корзину «Бакс» Аллена, семьдесят одно очко в бэк-ту-бэках с «Сан-Антонио» и «Кливлендом». В НБА началась настоящая «Винсомания».

В январе 2000 вышел журнал «ESPN» на обложке которого красовалась фотография Картера с красноречивым заголовком «Next?», все видели в Винсе второе пришествие Майкла, все хотели, чтобы он поскорее взял в свои руки знамя Лиги.

Люди сходили с ума от желания видеть больше Картера, он был вызван на конкурс мастерства по броскам сверху и был выбран на Матч всех звезд НБА. В голосовании за право принять участие в этом выставочном поединке, Винс набрал 1,9 миллионов голосов, больше на тот момент набирал только Джордан. Сравнения выпускников «Северной Каролины» больше не звучали в полголоса, о них кричали все, кто только мог.

Звездный уик-энд 2000 проходил в Окленде, на арене «Голден Стэйт». Фаны «Уорриорз» могли лишний раз своими глазами увидеть магию Картера и помечтать о том, что он мог бы выступать за их команду.

В данк контесте Винсу не было равных, с первой же попытки он показал всем участникам конкурса, что им следует думать только о борьбе за второе место. Его данк после паса Трэйси «закончил вообще все» это соревнование. Картер стал чемпионом по броскам сверху и поднял на ноги весь стадион.

Рекламные контракты посыпались как из рога изобилия, Винс стал одним из самых желанных и продаваемых атлетов на планете. Он подписал контракты с «Gatorade», «Sky Box», «Kellogg’s» и «Spalding». Люди, которые только начали приобщаться к Лиге, без запинки произносили имя Винса Картера, когда их просили назвать лучшего баскетболиста на сегодняшний день.

Первым предупреждением для Винса должны были стать слова Гранта Хилла, еще одного «следующего Джордана». «Мне было жаль его (Винса). Каждый хотел урвать себе немного Картера, его собирались выжать как лимон, до последней капли», - рассказывал о своих ощущениях от происходящего после февраля 2000 Хилл.

Но, Винс всем говорил, что он не может устать и готов продолжать творить чудеса и радовать окружающих. После перерыва на звездный уик-энд, Картер набрал 51 очков против «Финикса», с того поединка началась серия из десяти побед в одиннадцати матчах. У «Рэпторс» больше не было проблем с заполнением собственного стадиона, люди текли рекой, чтобы посмотреть на Винса. Матчи «Торонто» собирали аншлаг, как дома, так и на выезде, стоило вывесить афишу с новым героем НБА «Mr. Air Canada». Картер, проводивший только свой второй сезон в Лиге, стал восприниматься всеми как полноправная суперзвезда и будущая легенда. Поначалу это веселило Винса, но к концу регулярного сезона он стал уставать от ежедневных сравнений с Майклом и постоянного пристального внимания. Картер просил журналистов обратить внимание на его партнеров по команде, которые заслуживали похвалы за хороший сезон не меньше чем он, но никому не было дело до остальных, «Торонто Рэпторс» воспринимались как команда Винса и никого больше.

«Я тот, кто я есть, – Говорил Картер в интервью. – Тяжело быть под постоянным давлением «Следующего», я польщен всеми сравнениями, но я хочу быть собой».

Регулярный сезон 1999-2000 канадская команда закончила на шестом месте Восточной конференции и впервые в своей истории вышла в плей-офф. Винс отыграл все 82 матча и набирал в среднем 25.7 очков, 5.8 подборов, 3.9 передачи, 1.3 перехвата, 1.1 блока в тех играх, с процентом попадания трехочковых 40.3. Это было невероятно, у его возможностей не было границ.

В первом раунде на выбывание соперником «Торонто» был «Нью-Йорк». Тогдашний тренер «Никс» Джефф Ван Ганди руководил опытной и дисциплинированной командой, его главной задумкой на серию против «Рэпторс» было максимально замедлить темп и навязать более молодым оппонентам борьбу в каждом эпизоде. И надо признать, что этот план сработал, вся канадская команда сыграла ниже своих возможностей, в действиях многих игроков просматривалась неуверенность, результатом чего стала победа «Нью-Йорка» 3:0.

Несмотря на свип в первом раунде, тот сезон был самым успешным за всю короткую историю «Торонто Рэпторс» как в спортивном, так и в коммерческом плане. Будущее выглядело еще более ярким и что могло пойти не так, ведь в их составе был молодой, но уже суперзвездный Винс. Несмотря на то, что Картер был гораздо менее эффективен в плей-офф, его будущие успехи и величие не вызывали сомнений ни у кого. Ну, или почти ни у кого.

В тот момент, когда все умилялись многочисленным граням таланта и одаренности Винса, спорили, выиграет он чемпионство в следующем году или через один, свое мнение решил выразить Майкл Джордан. «У Винса есть драйв и талант, это безусловно, но ему следует больше внимания уделять концентрации в защите, а не только поиску возможностей сделать данк, - с холодной констатацией говорил Джордан. – К тому же он хочет сделать каждую победу командной, а это не всегда хорошо. Ему нужно научиться, иногда, брать на себя все броски, а иногда доверяться партнерам, пока он больше зависит от других игроков. Он слишком много думает о других и поэтому делает то, чего от него ждут». Это интервью Майкла вернуло Винса в детство. Своими словами Джордан напомнил Картеру о его родителях, которые боролись за его внимание и требовали выбрать сторону, о проблемах школьного и университетского баскетбола, когда разные тренеры просили его о совершенно противоположных вещах, о том, как трибуны ревели, требуя данк, и радостно хлопали в ладоши, когда он отрывал ноги от паркета. Закончил свое интервью Майкл словами о том, что он скорее назвал бы Коби своим наследником.

Прорывной сезон Винса закончился с небольшим оттенком горечи, которую чувствовал только он. Картера вызвали в сборную США для выступлений на Олимпиаде в Сиднее и он был полон решимости опровергнуть слова Джордана и убежать от себя.

Другой, но тот же

За первые два года выступлений в НБА за Картером закрепился образ лучезарного парня, идеального неконфликтного командного игрока. Мальчик из хорошей семьи, полная противоположность большинству игроков Лиги, которые были больше похожи на хип-хоп звезд и буквально «прогрызали» себе путь в лучшую жизнь. Дэвиду Стерну очень хотелось, чтобы НБА ассоциировалось именно с Картером, а не с Айверсоном. Комиссионер хотел изменить имидж Лиги, сделать ее менее «агрессивно-уличной». В Винсе Картере была интеллигентность и выдержка, которые должны были показать, что игроки НБА это не только вчерашние выходцы из уличных банд безо всякого образования.

И тут начались Олимпийские игры в Австралии.

Он был заносчивой задницей. Он был хулиганом с уличных площадок. Он был типичным высокомерным американцем в чужой стране. Напыщенный. С поднятым вверх пальцем, всем своим видом показывающий, что он здесь номер один. Постоянно оскорбляющий соперников, во время финального матча против Франции, он кричал оппоненту: «Почему бы тебе не вернуться домой?». Он посылал в толпу воздушные поцелуи следом за данком. Он был великолепен. Он был невыносим. После всего этого у него появится Золотая Олимпийская медаль. Винс Картер, в какой-то мере, станет символом Олимпийских игр в Сиднее, одних из самых противоречивых за всю историю Олимпиад.

Все друзья Картера прильнули к экранам, его мать со злостью кусала губы, партнеры по «Торонто Рэпторс» и легион поклонников не понимали, что случилось с их Винсом. На протяжении всей подготовки и всех баскетбольных матчей в Австралии на его лице не было привычной сияющей, беззаботной улыбки, вместо нее был гнев, это был другой человек. Картер постоянно провоцировал оппонентов сборной США, толкал игроков других команд и почти устроил потасовку в матчах против хозяев турнира и россиян. Винс смял огромного Фредерика Вайса своим данком, оформив, как потом оказалось, один из самых запоминающихся эпизодов за всю свою карьеру.

Никто и никогда не видел его таким раньше. Привычный бритый скальп сменило короткое афро. Винс перестал ежедневно звонить маме, из-за разницы во времени. Картер больше не говорил о команде в каждом интервью, он говорил, что он здесь лучший.

Публика была застигнута врасплох. Только начавшееся карьера Винса выглядела такой совершенной, его внешний вид и образ были такими чистыми, все любили его, зачем было что-то менять?

Сам Картер ничего не объяснял, но как потом скажет его мама: «Винс не хотел быть Винсом. В тот момент он хотел быть кем-то другим, кем-то еще». И скорее всего она была права, ведь жизнь тогда преподносила ему один неприятный сюрприз за другим. Сначала были слова Джордана.

Затем, в августе, Картер узнал, что его родственник, друг и второй лучший игрок «Торонто» МакГрейди больше не хочет играть с ним в одной команде и собирается уйти из «Рэпторс». Трэйси говорил, что ему нужно больше пространства для роста, но его мать заявила в интервью, что ее сын просто устал от ежедневных разговоров о Картере.

Его агент, Уильям Блэк, человек которого он считал почти родней, был задержан по обвинению в отмывании денег наркоторговцев. По этому делу допрашивали и Картера, так как Блэк присвоил и отмыл триста тысяч долларов Винса. Уильям Блэк был признан виновным и осужден федеральным судом за хищение и присвоение пятнадцати миллионов. Картер разорвал все деловые и прочие отношения с ним.

Помимо посещения суда в деле Блэйка, на Винса Картера был подан иск компанией «Puma», с которой у него был подписан спонсорский контакт. «Puma» предоставляла Картеру кроссовки, но он их не одевал, ссылаясь на то, что они не удобные, компания разрабатывала все новые модели, но Винс браковал их раз за разом. Производитель спортивной экипировки устал от такого отношения и требовал взыскать с Картера тринадцать миллионов, которые были выплачены ему по спонсорскому соглашению.

За несколько дней до вылета в Сидней, мать позвонила Винсу и сообщила, что они с Гарри развелись. «Я думал, что она шутит, но нет», - шокировано заявлял Картер.

В тот же период у Криса также начались серьезные проблемы с законом и Винс всеми силами пытался помочь брату.

Семья, агент, кумир, ожидания людей, колесо жизни проехалось по Винсу. Он чувствовал себя загнанным, в какую бы сторону Картер не пытался посмотреть там были неприятности. Он чувствовал себя преданным, он не хотел всех этих проблем Винса Картера, поэтому в Австралии он был кем-то другим.

Олимпиада дала ему эмоциональную разрядку, позволила ему улететь на край Земли от всего. Там он был не только другим человеком, он был другим игроком, доминирующий и эгоистичный. Освободившись от всех уз и не пытаясь кому-то угодить, Винс играл лучше, чем когда-либо, он играл для себя.

А потом он вернулся домой с золотой медалью. Обнял мать, выслушал ее нравоучения, что она не таким его воспитывала, и по телевизору он выглядел как животное, а не человек. Винс снова побрился наголо и улыбнулся своей светлой улыбкой. Вернулся приятный молодой человек, к которому люди так привыкли и которого так обожали. И все согласились, что так намного лучше.

Полеты во сне и на яву

Пришло время готовиться к третьему году в НБА. Перед сезоном 2000-2001 «Рэпторс» сменили главного тренера, к новым успехам клуб должен был прийти под руководством Ленни Уилкинса и уже без МакГрейди в составе.

Уилкинс не стал выдумывать колесо и продолжил выстраивать команду вокруг Винса, который был лидером «Торонто» по всем показателям. Тот регулярный сезон остается для Картера самым результативным - 27.6 очков в среднем за игру. Винс снова был вызван на матч всех звезд и попал в «All-NBA Second Team», он продолжал радовать зрителей умопомрачительными данками. Его популярность росла огромными темпами и привлекала к Торонто все больше внимания. «Рэпторс» вышли в плей-офф с пятого места Востока, их соперниками стали прошлогодние обидчики из Нью-Йорка.

В 2001 «Торонто» удалось взять реванш и выиграть серию со счетом 3:2. Винс набрал 27 очков в решающем пятом поединке, чем помог своей команде пройти дальше. Но самое интересное было дальше.

Следующего раунда ждали все, это был не просто поединок «Рэпторс» против «Сиксерз», это было идейно-классовое противостояние Картер/Айверсон. Та серия стала украшением розыгрыша плей-офф. Обе команды были похожи между собой, две суперзвезды и пропасть в классе за ними.

После первых двух игр счет был равный, оба матча были упорными и держали в напряжении до финальной сирены. В третьем матче Винс показал весь свой гений, набрав 50 очков, 6 подборов, 7 результативных передач, 4 блок-шота и реализовав 9 из 13 трехочковых. Его команда победила с разницей в 24 очка. Болельщики из Канады надеялись, что это поражение надломит «Филадельфию», но мало что могло сломить Айверсона. В следующих матчах команды обменивались победами и поражениями, что в итоге и привело их к решающей седьмой игре, которую в Торонто не забудут никогда.

До конца игры оставалось 1.8 секунды, когда он получил мяч из-за боковой от Делла Карри и принял решение. В голове у Винса бушевал вихрь мыслей. У него была только одна возможность. Обманное движение, оппонент отыгран, быстрый релиз и…

Он думал, что все хорошо. На мгновение ему показалось, что этот день закончится двойным выигрышем.

Утром, в день игры, он вышел на сцену «Университета Северной Каролины» и поднял вверх руку с дипломом. После того как Картер покинул свой ВУЗ ради НБА и еще до того, как он связался с Уильямом Блэком, Винс подписал контракт на представление своих интересов с матерью. Одним из пунктов этого договора было то, что он обязуется окончить высшее образование и получить диплом. Так Винс Картер и сделал, он так хотел, чтобы мама была довольна и счастлива.

Винс ночью улетел из Филадельфии, на частном самолете хозяина «Рэпторс», побывал на церемонии вручения и вернулся в клуб, не пропустив командного собрания. Картер успел на утреннюю тренировку, предматчевый разбор и не пропустил ни одной секунды подготовки. Но, Винс был одним из самых узнаваемых баскетболистов на планете, он забивал решающие броски и делал легендарные данки. Его решение отлучиться в ночь перед самой важной игрой его карьеры для получения диплома не могло остаться незамеченным и без последствий. Пресса и бывшие игроки не стеснялись в выражениях, критикуя Картера. И после всего этого начался главный поединок в истории «Торонто Рэпторс», они были всего в шаге от финала Конференции, Винс Картер получил мяч от Карри и…

Промах. Он промахнулся, мяч ударился о дужку кольца и отскочил в сторону. Путь к финалу «Торонто» подошел к концу. Фаны не могли поверить в произошедшее. И не многие из них признались, но в душе у каждого, кому были не безразличны «Рэпторс» и Картер, пошла трещина, все вспомнили ночь, самолет, диплом.

Путешествие по НБА

Восторг и обожание никуда не делись. Винса продолжали боготворить и лик его был светел, но появился какой-то осадок.

Все пытались поскорее забыть обидную, но абсолютно случайную неудачу в Филадельфии. В Канаде были уверены, что Картер и «Рэпторс» возьмут свое в ближайших сезонах и сначала пробьются в финал, а после привезут на север кубок Ларри О’Брайена, по другому и быть не могло.

Начиная с сезона 2001-2002, Винса стали донимать травмы. Он продолжал быть лидером и главной звездой «Торонто», его результативность, практически всегда, была на уровне 20+ очков в среднем за игру, но разговоры о нем как о новом Майкле заметно поутихли. Начиная с 2001, следующие четыре года «Рэпторс» ни разу не попадали в стадию на выбывание. Для команды, которая по мнению многих, обладала игроком из топ-5 Лиги это было немыслимо.

В 2002 случился еще один неприятный околобаскетбольный эпизод карьеры Картера. В то время как «Торонто» проигрывало «Хоукс», травмированный Винс был замечен танцующим на концерте Nelly. Болельщикам не нравилось такое отношение к делу их молодой суперзвезды. История любви Винса и «Рэпторс» перестала быть идеальной, у каждого появились упреки друг к другу. «Торонто» упрекало Картера в неподобающем отношении к клубу и в том, что тот не воспринимает баскетбол всерьез, Винс обвинял «Рэпторс» в том, что они не могут собрать вокруг него чемпионский состав. Пара рассталась в декабре 2004. Картера обменяли в «Нью-Джерси Нетс», где у него была возможность сыграть и побороться за трофей с Джейсоном Киддом и Ричардом Джефферсоном. Из Канады уехал не просто игрок, Винс был человеком который, возможно, спас баскетбольный клуб из Торонто от участи соседей из Ванкувера, но мало кто мог это оценить. Фаны жгли майки и проклинали, как они считали, привередливую диву.

Картер оправился от травм и стал одним из лидеров «Нетс», благодаря комбинации гения разыгрывающего Кидда и невероятным полетам Винса, эта пара взрывала трибуны яркими моментами в каждой четверти.

Картер провел в Нью-Джерси четыре с половиной отличных сезона, до 2009, он трижды выходил со своей командой в плей-офф. В матчах на выбывание 2007 Винс в форме «Нетс», в первом раунде, встречался со своим бывшим клубом из Торонто, под сумасшедший гул с трибун. Картер был очень хорош в той серии, он всегда был хорош, когда в нем бушевал гнев.

Его результативность, как и его прыжки, была на высоте. Он продолжал вызываться на Матч всех звезд, вплоть до 2007. Но градус ожиданий заметно снизился. Даже без учета Коби и других звезд поколения Картера, в Лиге появились: ЛеБрон, Уэйд и Энтони, новые «Следующие». Винса стали воспринимать как человека-хайлайта. Окончанием его всеобщего обожания можно считать 28 декабря 2005 года. В тот день в «The New York Times» вышла статья с заголовком: «ЛеБрон Джеймс – новый Джордан или всего лишь следующий Картер?». Это было холодно и жестоко даже по меркам американских СМИ.

После «Нью-Джерси» в карьере Винса началась вереница разных клубов: «Орландо», «Финикс», «Даллас», «Мемфис», «Сакраменто» и «Атланта». Каждый новый переход бывшей суперзвезды поколения вызывал все меньше ажиотажа и ожиданий. Падала и его результативность, вместе с ролью в новых командах. Только его данки всегда оставались неподражаемыми и захватывали дух.

Цена счастья

Винс приходил в Лигу обладая способностями, которых никто не видел прежде. Его называли «Следующим» Джорданом, что причинило ему больше боли, чем пошло на пользу. Он был самым взрывным атлетом, который мог бы набирать 30 очков за матч в каждой игре. У него был шанс стать одним из величайших баскетболистов, которых видел мир. У его таланта не было границ. Картер был большой надеждой НБА, противоядием против пагубного влияния улиц и примером пользы высшего образования.

Отталкиваясь от подобных воспоминаний и размышлений, некоторые с грустью рассуждают о карьере Винса Картера.

Но, не все заслуги оцениваются количеством золота на пальцах и не всем стоит раздавать штампы «реализовал себя» и «мы ожидали/мог больше».

Винс летал, он брал мяч и летел с ним по направлению к кольцу. Он заставлял зрителей хвататься за головы, забывать о всех своих неудачах и проблемах и просто поражаться тому, что у человека нет пределов, кроме как в голове. Картер начал свою карьеру в стране, в которой баскетбол был обречен на смерть, «Ванкувер Гриззлис» красочно это проиллюстрировали. Он влюбил Канаду в НБА, он дал зрителям шоу. Если бы не Картер, возможно, сегодня мы бы не уже не помнили о том, что была такая команда как «Торонто Рэпторс». Винс Картер и Стив Нэш это лучшее, что случалось с канадским баскетболом. Данки Винса вошли в историю и стали настоящим украшением Лиги. Для многих людей увлеченность баскетболом началась с просмотра записи броска сверху Картера.

Он просто не хотел доставлять маме хлопот, ведь ей и так было тяжело. Он всегда пытался уйти от конфликтов и заставить всех улыбаться. И это сыграло с ним злую шутку.

Винс Картер хотел видеть всех счастливыми, но чемпионам наплевать на то, счастлив кто-то кроме них или нет. Чемпионы слушают голос внутри себя и идут к одной, только им известной, цели. Винс Картер не Джордан и не Брайант, он не Айверсон и не Гарнетт, он совсем из другой среды и другого теста. Но, был ли я меньше поражен его потрясающей игрой? Нет. Станет ли Винс чемпионом НБА? Скорее всего нет. Велик ли Винс Картер? Безусловно.

А если кто-то не согласен, он может взять мяч и попробовать достичь хотя бы половины того, чего достиг Картер. Ведь это так просто делать всех вокруг счастливыми и влюблять в игру миллионы.

«Я пришел из эпохи, когда все было не так как сейчас. Я не гонюсь за перстнем, я знаю, что я сделал для игры. И я просто хочу получать удовольствие от баскетбола и получать свои минуты на площадке, какими бы они ни были», - сказал Винс Картер, перед сезоном 2018-2019.